Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Comment to 'Колоритный персонаж' by trim_c

Ну говорю, латентная вата. Прям вот чей Крым спросить хочется. А в чем, собственно противоставление, милейший? Можно в примерах, так сказать? Оскорбились бедные, мовный патруль заколебал, лол :) Может русский вторым государственным забацать, как вы думаете?

Да, и главное- а че это тебе РПЦ ФСБ вдруг жалко стало? Верь во шо хочешь, а этот филиал ФСБ но в рясах должен быть уничтожен. И это не вопрос веры- это вопрос национальной безопасности. Это я как атеист утверждаю

View the entire thread this comment is a part of

Ггг :) minsk007 пиздливая сучка, которая сливается :)

Всегда с подозрением ставился до таких ахтивистов, шо вечно за какую-то свою фигню цепляются, но такое.... Мало ли. И вот наконец-то стался-таки срачик с minsk007.

Чувак тупо слился, забанив вот за этот пост в конечном итоге, когда таки не смог признать ничего, а видимо очень хотелось :) :

===
> Нэнси Пелоси против второй поправки и Дик Дурбин против первой это просто фрики?

Вы для начала объясните почему вы перепутали первую и вторую и в чем смертельная и непоправимая угроза для демократии от отмены второй :)

> ну хоть тут вы поняли, что с логикой у вас швах, уф

:) Ну, если у меня швах- то у вас совсем нет :)

> в современном глобальном мире не исчезают государства? не случаются культурные революции и прочая херня?

В современном мире много чего бывает. А причем тут "вся эта хуерга по удалению hate speach, выявлению фашистов и прочее, это просто первая ступень" и как это угрожает вот прямо цивилизованному миру? :)

> а главное это никак не поддерживает откровенно глупый тезис "раз сегодня работает, логично, что
> будет и завтра"

Ну, ладно. Давайте бегайте по потолку с борьбой с борьбой с hate speech :) Это. конечно, отдалит гибель европейской цивилизации :)

> а вы бы не могли не нести откровенную хуйню, что я что-то спутал? ибо заебали мне приписывать
> всякую херню, в отличие от вас я знаю что такое первая и вторая поправки и зачем они нужны

Да, хорошо что я не страдаю СПГС :) Приглось бы расстраиваться. Хорошо что мне пофиг, а ЖЖ все помнит:

"кампания по hate УЖЕ привела к порядочной цензуре на ютубе, политики уже всерьёз требуют отменить такие два важнейшие столпа демократии как первая и вторая поправки к конституции"

Вторая поправка в американском обществе дискутируется. Там сложная своя кухня и всякие там ганз фри зон и прочая. Это их, американцев, дело. В отличии от вас- я как раз кинулся смотреть что я там упустил по ПЕРВОЙ поправке, которая, если вы конечно помните- гарантирует всякие свободы слова, вероисповедания и т.д.- так как вы говорили именно о цензуре. И именно что ничего не нашел. А вы мгновенно передернули карту и стали говорить о второй поправке- хоят я вам четко указал, что общаюсь на тему первой:

"Россеяне вот уверены шо в Украине фашизм, нацизм и Дед Мороз запрещен. Вы вот уверены, что Америке непременно настанет пиздец, если какой-то мелкий политик начнет рассказывать, что нужно первую поправку отменить, лол :) "


то есть нэнси пелоси против второй поправки это мелкий политик?

Вас не смутило, что я говорил про ПЕРВУЮ- а вы стали говорить про ВТОРУЮ? Повторюсь: это даже разные циферки. Не говоря о сути. Не, норм? Не смущает?

> а вы бы не могли не нести откровенную хуйню, что я что-то спутал? ибо заебали мне приписывать
> всякую херню, в отличие от вас я знаю что такое первая и вторая поправки и зачем они нужны

Ну, поэтому я вам привел пруфы. Я не только знаю суть первой и второй поправок- но я еще умею отличать в тексте слова "первая" и "вторая". Это у меня такой тайный скилл :)

> затрудняюсь перевести этот бред на человеческий язык

А прикиньте как мне трудно улавливать то, что вы называете логикой- и то, что в итоге вас приводит от "вся эта хуерга по удалению hate speach, выявлению фашистов и прочее, это просто первая ступень" до гибели цивилизаций в 13м веке на Сахалине :)
===

В общем увидите товарища- передайте ему, что он таки сцикливый пидарас, гггг :) И сам у себя уже давно отменил первую поправку, ггг- но виноваты в этом какие-то другие товарищи.

ЗЫ. Разумеется, Дик Дурбин не пытался отменять первую поправку. Что он- самоубийца? Во всяком случае запрос ""Durbin against First Amendment" ничего не выдает вразумительно. Какое-то письмо на какую-то радиостанцию, шото такое. Там, видимо, имеется в виду, вот эта история, 2010го года:

In 2010, Durbin cosponsored and passed from committee the Combating Online Infringement and Counterfeits Act, a bill aiming to combat media piracy by blacklisting websites though many opposed to the bill argue that it violates First Amendment rights and promotes censorship.[48][49] The announcement of the bill was followed by a wave of protest from digital rights activists, including the Electronic Frontier Foundation calling it censorship and stating that action may be taken against all users of sites in which only some users are uploading infringing material.[50]

Вкратце- дядька участвовал в разработке законопроекта, что ,как я понимаю, если на сайте есть пиратский контент, то сайт типпа вносится в блэклист. Законопроект не прошел, а активисты обвинили в нарушении первой поправки....

или вот эта, 2013го

However, in today’s world, the definition of the word “journalist” means different things to different people, and two powerful Senators, Dianne Feinstein and Richard Durbin, say journalists only should enjoy extended First Amendment protection if they work for traditional media outlets on a paid basis.

The Free Flow of Information Act was introduced earlier this year by Senator Charles Schumer, who had introduced a similar bill in 2009 with the late Senator Arlen Specter. Back then, Feinstein and Durbin wanted strict definitions of the word “journalists” after the WikiLeaks story broke.

Their current amendment to the bill poses the same questions.

“This bill is described as a reporter shield law — I believe it should be applied to real reporters,” Feinstein said last week. “The current version of the bill would grant a special privilege to people who aren’t really reporters at all, who have no professional qualifications.”

The Feinstein-Durbin proposed amendment would narrowly define journalists as “a salaried agent” of a media company.


При разработке Free Flow of Information Act возник срачик на тему кто такие собственно журналисты. Ну, чувак со своим напарником пытались максимально жестко определить кто такие журналисты, чтобы всякие там Викиликсы не попадали под защиту акта. Видимо, вляпались с этим. Прямая речь:

“But here is the bottom line — the media shield law, which I am prepared to support, and I know Sen. Graham supports, still leaves an unanswered question, which I have raised many times: What is a journalist today in 2013? We know it’s someone that works for Fox or AP, but does it include a blogger? Does it include someone who is tweeting? Are these people journalists and entitled to constitutional protection? We need to ask 21st century questions about a provision that was written over 200 years ago.” -- U.S. Senator Dick Durbin

Ну, видимо часть народу решило шо дядька хочет отменить первую поправку- но вот блин жыж такая проблема что сенатор не предлагал отменить первую поправку :) Это просто в процессе обсуждения закона о ЗАЩИТЕ прессы возникли вопросы, естестенные для 21го века :)

Короче, уже 19й год на дворе, и первая поправка спит спокойно :)

Итак, про Пороха, ОРДЛО и вчерашнее..

Все уже высказались. Теперь я.

1) Разумеется, мы видим реализацию кремлевского плана по окончательной автономизации ЛДНР, приднестровизации и затягиванию конфликта. В этом есть хорошая сторона- даже до упрямого Путина дошло, что проект "Украинская Чечня" не получился и что втащить ЛДНР в Украину на российских условиях не получится. По крайней мере сейчас. Но у слабой стороны конфликта (т.е. у нас) есть одна вечная проблема- один негативный сценарий, от которого с горем пополам удалось отбиться- тут же сменяется другим. В данном случае вместо катастрофы у нас теперь просто проблемы экономического характера- потери экспорта, курсовые волнения, срочная организация закупок угля и т.д.

2) Что делали блохираторы в этом плане- тоже не Бином Ньютон. Чувачки или в светлую (за деньги), или в темную (в связи с бедными мозгами), обеспечили Кремлю операцию прикрытия. Вообще-то за национализацию на ровном месте Путину бы насыпали бы еще санкций- а теперь нет. Теперь- не за что. Пацаны просто спасали предприятия и вы же сами видите что за Сомали теперь на Украине. Т.е. понятно, что не блохираторы эти проблемы запустили- решение было принято в Кремле. Но мы могли сыграть значительно лучше, набрать баллы, продемонстрировать инициатора закукливания ЛДНР- а теперь нет. Могли сыграть распасы с одной-двумя взятками- а теперь из-за кучки тупых долбоебов ака "украинский истеричка-патриот" паровозом нагребли прилично в гору. Ну глупо, че.

3) О Порохе. Полагаю, начало ситуации Порох проморгал. Когда весь план стал понятен, видимо, понял, что сейчас минусов в карму нагребет на раз- а Путин все равно сделает то, что решил. Ну и не стал мешать внутреннему противнику обосраться. Реалии таковы, что наши внутренние мудаки нам сейчас устраивают проблем если не больше Путина- то по крайней мере, вполне сопоставимо. Поняв, что решение Путин уже принял и тут уже ничего не изменить, Садопомощи и прочим патриотически ебанувшимся дали возможность повесить на себя весь негатив от последствий. Вчера на Радбезе, Порох банально делал хорошую мину при плохой игре и фиксировал убытки. Как делает приличный бизнесмен- ибо кто не умеет фиксировать убытки- никогда не сможет заработать. Не все расслышали- что виновные уже назначены (садопомощь и внИзапно Йулька)и поручение провести калькуляцию дано. Человек-поросюк, лушпайка и мусоромэр пока не понимают, что произошло. Мусоромэр может прощаться с амбициями (как и садопомощь)- к осени вся Украина (которой блокада большей части по барабану) спросит с мудаков. Украинский бизнес умеет требовать убытки с накосячившего. Маленький постскриптум- убытки повесят за себя и за того парня. Причем, поплывшую гривну заметят все. И все будут знать кто это сделал. Ну, в общем не перемога Пороха, разумеется- но цинично максимальная выгода в заведомо проигрышной ситуации.

4) О том, стал ли Донбасс дальше. Уважаемый trim_c имхо, несколько перегнул палку сказав, что мы потеряли Донбасс в этот день и что теперь только после катастрофы в РФ. Ну, так я скажу что в этом смысле мы ничего не потеряли- мы бы и так его без катастрофы в РФ не получили бы. А вот что верно- что это усложнит реинтеграцию плюс показатель намерений Кремля. Таки-да- нескоро.

5) О том, "почему Путин не делал этого раньше". Потому что были надежды впихнуть ЛДНР в Украину и реализовать проект "Украинская Чечня". А потому нужны были лоббисты и их еще и за яйца нужно было держать- с помощью предприятий-заложников. Все- проект свернут, парни вы не справились, извините- предприятия отжимаем. Активней надо было быть.

6) О потерях Украины. Да, объективно мы финансово потеряли. Это факт. Да, теперь вместо выплат на карточки работникам таки запросто может начаться именно что "торговля на крови"- поверьте, Курченко умеет в схематоз. Будем покупать у РФ донбасский уголь и когда надо будет, это будет вкидываться в инфопростор для поддержания внутриукраинского срача на должном уровне. Но ничего ужасного не произошло. И по деньгам, и вообще- мы ничего не решали в этой ситуации (мы сами себе в борщ насрали- это да. Но это уже другое дело).

7) О якобы минусах для РФ. Их нет, друзья. Наши доморощенные долбоебы сделали так, что их нет. Им не станет дороже. Хотя бы потому, что будет дешевле, т.к. теперь Захарченко с Плотницким объяснят что вот ваши предпирятия- крутитесь, зарабатывайте. Ну еще и потому, что РФ платит не столько, сколько нужно- а столько, сколько есть. А есть в последнее время у них мало- у Батьки и у Приднестровья спросите. Больше чем они физически могут дать- они не дадут. Дороже- не будет. Меньше чем надо для оккупационных войск- тоже не будет. А если мирняк совсем на жмых и комбикорм перейдет- ну, ой. Проклятая Хунта, все дела. Социальное недовольство? Чтоа? Кто-то, кажется, путает Украину даже не с РФ- а с ЛДНР. Никакого социального недовольства там быть не может, как не было никакого недовольства в СССР в 32-33году. Не смешите.

Выводы? А какие тут выводы? Ну да, вывод простой- не слушайте мудаков, не ведитесь на эмоции. Будьте разумны, логичны и циничны. Победа- важней чем красивые слова, жесты и позы. Если этого не поймем- проиграем. Если свалимся в махновщину и каждый мудак сядет на своем личном редуте- проиграем. Только вместе, только договариваясь.

И да- человек-парасюк еще не знает, что его ждет в ближайшем будущем. Так как это мудило накосячило- не накосячил никто в этой ситуации. Ну и у мусоромэра теперь появятся еще проблемы. Кроме как куда на другой конец Украины еще бы отвезти мусора.

Письма к немецкому другу, часть 4/4

Первая часть- http://maestros-bay.livejournal.com/17681.html

Письмо четвертое

Человек смертен? Возможно, но давайте умирать сопротивляясь, и, если уж нам суждено небытие, то не станем соглашаться, что это справедливо.

Оберманн [Оберманн-герой одноименного автобиографического романа в письмах Этьена Пивер де Сенанкура (1770-1846)], письмо 90

Вот и наступил день вашего поражения. Я пишу вам из всемирно известного города, который, вам на погибель, готовит завтрашнюю свободу. Он знает, что это не так-то легко и что до победы ему придется побороть ночь еще более мрачную, чем та, которая началась четыре года назад с вашим приходом. Я пишу вам из города, лишенного самого необходимого - света, топлива, продуктов, но непобежденного. Скоро, очень скоро овеет его дыхание свежего ветра, вам еще неведомого. И если нам повезет, мы встанем с вами лицом к лицу. И тогда сможем сразиться с полным знанием дела - я, досконально знающий ваши доводы, и вы, так же хорошо понимающий мои.

Эти июльские ночи одновременно и легки и невыносимо тяжелы. Легки на берегах Сены, под деревьями, тяжелы - в сердцах тех, кто терпеливо ждет того единственно нужного им отныне рассвета. Я тоже жду, и я думаю о вас: мне хочется сказать вам еще одну вещь, теперь уже последнюю. Я хочу рассказать вам, как стало возможным то, что мы, некогда такие похожие, ныне стали врагами, как я мог бы оказаться на вашей стороне и отчего теперь все кончено между нами.

Мы оба долгое время полагали, что в этом мире нет высшего разума и что все мы обмануты. В какой-то мере это убеждение живет во мне и сейчас. Но я сделал из этого и другие выводы, отличающиеся от тех, которыми вы оперировали тогда и которыми вот уже столько лет пытаетесь насильно обогатить Историю. Сегодня я говорю себе, что, прими я эти ваши мысли, я вынужден был бы оправдать все, что вы сейчас творите. А это настолько серьезно, что лучше уж мне остаться навсегда здесь, в самом сердце летней ночи, столь богатой надеждами для нас и угрозами для вас.

Вы никогда не верили в осмысленность этого мира, а вывели отсюда идею о том, что все в нем равноценно, что добро и зло определяются желанием человека. Вы решили, что за неимением какой бы то ни было человеческой или божественной морали единственные ценности - это те, которые управляют животным миром, а именно: жестокость и хитрость. Отсюда вы вывели, что человек - ничто и можно убить его душу; что в самой бессмысленной из историй задача индивидуума состоит лишь в демонстрации силы, а его мораль - в реализме завоеваний. По правде сказать, я, думавший, казалось бы, точно так же, не находил контраргументов, ощущая в себе разве лишь жадное желание справедливости, которое, признаться, выглядело в моих глазах столь же необоснованным, как и самая бурная из страстей.

В чем же заключалось различие? А вот в чем: вы легко отказались от надежды найти смысл жизни, а я никогда в этом не отчаивался. Вы легко смирились с несправедливостью нашего, людского, положения, а потом решились еще и усугубить его, тогда как мне, напротив, казалось, что человек именно для того и обязан утверждать справедливость, созидать счастье, чтобы противостоять миру несчастий. Именно оттого, что вы обратили свое отчаяние в род опьянения, что вы освободились от него, возведя в принцип, вам так легко разрушать творения человеческих рук и духа и бороться с человеком, стараясь довести до предела извечное его страдание. Я же, отказавшись смириться с этим отчаянием, с этим истерзанным миром, хотел только, чтобы люди вновь обрели солидарность, а затем вместе, сообща начали борьбу со своим жалким уделом.

Как видите, из одного и того же принципа мы извлекли разную мораль. Ибо в пути вы отказались от ясности видения, найдя более удобным (или, по вашему выражению, вполне безразличным), чтобы кто-то другой думал за вас и за миллионы прочих немцев. Оттого что вы устали бороться с небом, вы нашли себе отдохновение в этой изнурительной авантюре, где ваша задача - изуродовать души и разрушить землю. Короче говоря, вы избрали несправедливость, вы уподобили себя богам. А ваши логические выкладки были всего лишь маскировкой.

Я же, напротив, избрал для себя справедливость, чтобы сохранить верность земле. Я продолжаю думать, что мир этот не имеет высшего смысла. Но я знаю также, что есть в нем нечто, имеющее смысл, и это - человек, ибо человек - единственное существо, претендующее на постижение смысла жизни. Этот мир украшен, по крайней мере, одной настоящей истиной - истиной человека, и наша задача - вооружить его убедительными доводами, чтобы он с их помощью мог бороться с самой судьбой. А человек не имеет иных доводов, кроме того единственного, что он - человек, вот почему нужно спасать человека, если хочешь спасти то представление, которое люди составили себе о жизни. Ваша пренебрежительная улыбка скажет мне: "Что это означает - спасти человека?" Но ведь я всем своим существом давно уже кричу вам: это значит не калечить его, это значит дать ему шансы на справедливость, которую он один в целом мире исповедует.

Вот почему мы стоим по разные стороны баррикады. Вот почему мы должны были сперва последовать за вами по тому пути, который нам чужд и который в результате завершился для нас поражением. Ибо вы были сильны своим отчаянием. С того момента, как оно становится одиноким, чистым, уверенным в себе, неумолимым в своих последствиях, отчаяние обретает безжалостную, несокрушимую силу. И эта сила раздавила нас, пока мы колебались, все еще в нерешительности оглядываясь назад, в счастливые прошлые времена. Нам казалось, что счастье - величайшая из побед, что оно - то оружие, которым сражаются с неумолимой судьбой. И даже в крахе разгрома сожаление о нем не оставляло нас.

Но вы свершили предначертанное: мы вошли в Историю. И в течение пяти лет никому больше не было дозволено наслаждаться птичьими трелями в вечерней прохладе. Пришлось поневоле погрузиться в отчаяние. Мы были отрезаны от мира, ибо каждый миг добавлял к этому миру очередной легион смертельных образов. Вот уже пять лет, как на нашей земле не проходит утра без агонии, вечера без ареста, дня без пыток. Да, нам пришлось последовать за вами. Но наш нелегкий подвиг сводился к тому, чтобы, следуя за вами в войне, не забывать при этом о счастье. И сквозь вопли жертв и торжествующий рев жестокости мы пытались уберечь в своих сердцах воспоминание о ласковом море, о незабываемом холме, об улыбке любимой. И вот это было нашим надежнейшим оружием, тем, которое мы никогда не выпустим из рук. Ибо в тот день, когда мы выроним его, мы станем такими же мертвецами, как вы. Просто, мы знаем теперь, что оружие счастья требует слишком много времени для ковки и слишком много крови для закалки.

Нам пришлось вникнуть в вашу философию, согласиться слегка походить на вас. Вы избрали для себя бесцельный, слепой героизм - единственную ценность, имеющую хождение в мире, потерявшем смысл. И вот, избрав его для себя, вы принялись навязывать его всему миру, и нам в первую очередь. И мы вынуждены были подражать вам, чтобы не погибнуть. Но тут мы заметили, что наше превосходство над вами заключается как раз в наличии цели. Теперь, когда близится конец, мы можем сказать вам, чему научились: героизм не стоит ровно ничего - счастье завоевать гораздо труднее.

Вот теперь вам все должно быть ясно, и вы знаете, что мы враги. Вы люди, держащиеся несправедливости, а для меня нет на свете ничего, что я так сильно ненавидел бы. Раньше то было бурное, но неосознанное чувство, ныне я знаю причины. Я побеждаю вас потому, что ваша логика так же преступна, как сердце. И тот ужас, в который вы повергали нас целых четыре года, замешен поровну на разуме и на инстинкте. Вот почему приговор мой окончателен, и вы уже мертвы в моих глазах. Но даже в тот миг, когда я начну судить вас за тяжкие преступления, я вспомню, что и вы, и мы изошли из одного и того же одиночества, что и вы, и мы, вместе со всей Европой, участвовали в одной и той же трагедии разума. И, несмотря на вас самих, я сохраню за вами звание людей. Чтобы сохранить верность нашей вере, мы принуждены уважать в вас то, чего вы не уважали в других. Долго, очень долго это было вашим решающим преимуществом, поскольку вы убивали куда легче, чем мы. И до скончания веков это будет преимуществом всех вам подобных. Но до скончания веков мы, которые на вас не походим, будем свидетельствовать в пользу человека, чтобы он, невзирая на тягчайшие свои грехи, получил оправдание и доказательства своей невиновности.

Вот почему на исходе этой битвы из самого сердца города, принявшего адский облик смерти, через все муки, принесенные вами, несмотря на наших изуродованных мертвецов и осиротевшие деревни, я могу вам сказать, что в тот самый миг, как мы без всякой жалости уничтожим вас, мы все-таки не будем питать к вам ненависти. И даже если завтра нам, подобно многим другим, придется умирать, мы все-таки умрем без ненависти в душе. Мы не можем ручаться, что не испытаем страха, мы только попытаемся сохранить благоразумие. Но в одном можем поручиться наверняка: ненависти не будет. Есть одно лишь в мире, что я способен сегодня презирать и ненавидеть, но, говорю вам, с этим у нас все улажено, и мы хотим уничтожить вас, раздавив вашу мощь, но не топча вашу душу.

Итак, вы продолжаете сохранять то, прежнее преимущество над нами. Но в нем же заключается сегодня и наше превосходство. Вот что делает эту ночь такой легкой для меня. Вот в чем наша сила: размышлять, как и вы, о бездонной, бесконечной мудрости мира, не отказываться ни от чего в пережитой нами трагедии и в то же время сознавать, что на самом краю мировой катастрофы, угрожавшей разуму, спасена идея человека, и черпать из этого сознания неустанное мужество и волю к возрождению. Разумеется, обвинение, которое мы несем миру, от этого не становится менее тяжким. Мы слишком дорого заплатили за это новое знание, чтобы наше положение перестало казаться нам отчаянным. Сотни тысяч людей, казненных на рассвете, мрачные стены тюрем, земля Европы, смердящая от миллионов трупов тех, что были ее детьми; и все это - плата за разъяснение двух-трех нюансов, от которых, может быть, только и будет пользы, что они позволят некоторым из нас достойнее умереть. Да, это может привести в отчаяние. Но нам предстоит доказать, что мы не заслужили столь тяжкой, несправедливой доли. Мы поставили себе такую задачу и завтра же начнем решать ее. В этой европейской ночи, пронизанной дыханием лета, миллионы вооруженных или безоружных людей готовятся к бою. И скоро встанет рассвет - тот, на котором вы будете наконец побеждены. Я знаю, что небо, столь безразличное к вашим чудовищным победам, останется еще более безразличным к вашему справедливому поражению. Сегодня я еще ничего не жду от него. Но мы хотя бы помогли спасти человека от бездны одиночества, в которую вы хотели ввергнуть его. А вам в наказание за то, что вы изменили вере в человека, предстоит тысячами умирать в этом одиночестве. И теперь я могу сказать вам: прощайте!

Июль 1944 г.